Есть время для стихов ТЕРМИтник поэзии (зеркало)

Главная  ( Новости )
Произведения
Авторы
Колонка редактора
Колонка критика
Рейтинги
Конкурс
Народный Проект
Конференция
Форумы
Голосования
Регистрация
Добавить произведение
Чат
 
Гостевая книга
Фотогалерея
Ссылки
Последняя новость

2014-08-21
Обзор за июль 2014 года (Юстас)>>>

2014-07-22
Новая статья в колонке редактора (Алексей Котельников) >>>

2014-07-13
Памяти Андрея Новикова
>>>>>

2014-07-10
Провинция у моря - 2014. Список финалистов >>>

2014-07-01
Поздравляем победителей конкурса "Заблудившийся трамвай"-2014!
Согласно решению жюри:
1-е место - БОРИС ПАНКИН
2-е место - ИВАН ЗЕЛЕНЦОВ
3-е место - АЛЕКСЕЙ ГРИГОРЬЕВ
>>>

2014-04-29
15 марта 2014 года ушел из жизни поэт и культуртрегер Андрей Новиков >>>

2014-03-03
Фестиваль «Провинция у моря – 2014» пройдёт с 28 августа по 7 сентября в Одессе и Ильичёвске.

>>>

В чате 1 человек
Termi_2

"Есть время для стихов", что ж значит садитесь и пишите. Вас прочтут и оценят. И да воздастся :)
Этот сайт предназначен для всех, кто любит литературу. Не важно, проза это или поэзия, если есть что сказать,- говорите. Послушаем (почитаем).

Зарегистрировавшись, вы можете разместить свои произведения, выставить оценки и написать рецензии, войти в чат.


Обложка
 "ТЕРМИтник поэзии". Конкурс "Стихотворение года". Короткий список(2011), М., 2012.- 76 стр.


Внимание это зеркало
Синхронизация производится каждые 30-60 минут
Дата последнего обновления 2014-08-23 05:05:01

  Подведены итоги Народного Конкурса за июль 2014 года.

    Поэзия

    НЕТ

    Проза

    НЕТ

Наши Именинники
23-08-2014 - 18 человек
22-08-2014 - 22 человек
21-08-2014 - 9 человек

Всего зарегистрировалось:
Авторов 41950, Произведений 153095,
Авторов написавших произведения 7186,
Комментариев 93744,
Редакторских заметок 316
© Все произведения, представленные на сайте, являются интеллектуальной собственностью их авторов.
© При перепечатке любых материалов, представленных на сайте, ссылка на "ТЕРМИтник поэзии" обязательна!!!
Добавить сайт в Избранное | Сделать стартовой

Последние 10 произведений выдвинутых на конкурс
Последние 5 произведений выдвинутых в Народную Номинацию
    Последние 5 произведений перенесенных в Народный Конкурс

    Лучшие произведения из ТЕРМИтника
    в рассылке Subscribe.Ru

       
    Рассылка 'Лучшие произведения из ТЕРМИтника поэзии'

    Случайно выбранное произведение

    Слухи о смерти поэта
    A. Khabarov

    СТРАЖ

    В мире, где люди мертвы, а камни - как дети,
    Что мне делать, как быть, что пить на рассвете?
    Как достучаться до сердца врага? дотянуться до горла друга?
    Прячет следы человека эта звериная вьюга.

    Я отдираю подошвы от липкого снега;
    Как мне петь в дороге? ведь я задыхаюсь от бега.
    Как узнать, что было? что будет – забыть без остатка?
    Буду шагать ночами как страж мирового порядка.

    Белым бела непогода, и стужа ступает следом.
    Мне бы поспать недолго под этим серебряным пледом
    Мне бы очнуться в мире, где небо – листва черешен,
    Где, если шепнуть: я плачу, то крикнут в ответ: утешим!…

    Мне бы очнуться в море, где даже дельфины – люди,
    В море, где Боже удит, и ловится – без орудий.
    Мне бы остаться в мере, исполненной без остатка, –
    Я ведь шагаю ночью, я страж мирового порядка.

    Может, и мне зачтется все, что казалось тяжко:
    Черная эта краюшка да белая эта рубашка,
    Небо в тяжелых звездах, зыбкое бездорожье -
    Я ведь иду без жалоб, знаю, что все здесь – Божье.

    Я ведь из самых верных, пусть и не скорых шагом
    Я ведь всегда на страже – с хлебом, вином и флагом,
    Мне ведь шагать по снегу, под хвойной непрочной сенью,
    К смерти – то бишь, к ночлегу, - к Светлому Воскресенью…


    АЙ-ПЕТРИ

    Хорошо на Ай-Петри,
    Хоть и выше - Тибет…
    Торжество геометрий
    Там, где Родины нет…

    Ветер лижет подножья,
    Дремлет в сердце змея.
    Правда – горняя, Божья…
    Ложь - земная, моя…

    Унесло бы, как птицу,
    Вверх, где смерть коротка.
    Вот уж ночь-плащаницу
    Принесли облака.

    Но давно уж не тот я,
    И устал, и утих…
    Ветер треплет лохмотья
    Притязаний моих.

    Отлетели, как сажа,
    И труды, и мечты..
    Я давно уж не Саша,
    Хоть и крикнули: «Ты!...»

    Постою у подножья,
    Тишиною объят…
    Правда горняя, Божья,
    Ложь – моя, говорят…

    БРОДЯГА

    Шел себе один бродяга,
    Никакой он не святой,
    На ремне пустая фляга,
    В сумке пряник золотой.

    Миновал мосты, могилы.
    Где же небо, где звезда?
    Иссякают волчьи силы,
    Человечьи – никогда…

    Хорошо босыми топать,
    Тропки льдистые колоть…
    Хорошо крылами хлопать,
    Если выдал их Господь.

    Вот и шел он белым-белым
    Полем, озером, леском,
    Утомлялся бренным телом,
    Затянулся пояском…

    Много их, таких хороших,
    Измеряло пядь земли.
    Сколько их согнуло в ношах,
    Даже тела не нашли…

    Вот и этот стер предплечья,
    Все свое с собой волок…
    Ох ты, доля человечья,
    Божьих промыслов залог…

    Хорошо идти по свету,
    Умирать в ночном пути;
    Хорошо, что крыльев нету –
    Можно пó миру идти…

    РОДИНА

    Вопию Тебе, Господи: воля Твоя,
    А моя – лишь свобода…
    Что мне Родина, бедная эта швея
    Високосного года,
    Эта нищенка в черных лохмотьях ночей
    И в заплатках столетий…
    Я и сам-то таков: и не свой, и ничей,
    Но и, к счастью, не третий.
    Там, где реки сольются, кружа, в родники,
    И безвременье в силе,
    Я пройду, не заметив дрожащей руки
    Этой нищей России…
    Что мне эта скупая на фрукты земля,
    Мерзлота и разруха…
    Не подам ей, клянусь, ни зерна, ни рубля,
    Ни из области духа…

    …А она-то, она-то вцепилась в меня! –
    Душу рвет в половинки,
    Эта Родина, дальняя эта родня,
    Из уральской глубинки;
    Эта сводная полуслепая сестра,
    Попрошайка и зечка,
    Ей планида была – помереть у костра,
    А она, словно свечка,
    Тихо тает пред образом Судного дня,
    Средь калек и убогих,
    Эта Родина, дальняя эта родня…
    И за что она только так любит меня,
    Выбирая из многих?


    СЛАВИТСЯ РУСЬ…

    Славится Русь зеркалами да зеками,
    Снегом по грудь, ледяными озерами,
    Пьяными песнями и человеками
    С хищными взорами,
    Злыми дорогами, черными кошками,
    Тьмой беспробудной, путями проворными…
    А заплутаешь – посветит окошками,
    Звездами горними....

    Славится Русь золотыми цепочками,
    Баснями, сказками, дядьками страшными,
    Вещими снами, предсмертными строчками,
    Чарками бражными,
    Верными женами, девками сладкими,
    Колоколами да стольными градами,
    Славится нами, угрюмыми, хваткими,
    Верными чадами.

    СЛУХИ О СМЕРТИ ПОЭТА

    Памяти И. Б. и иных

    …Его не убили в Венеции – ранили в ногу;
    он сполз по стене, и уехал на родину, к Богу -
    от глада и хлада, от перипетий перепития,
    от яда в газетке и от осложнений соития,
    от пули, подброшенной прямо в сердечную сумку,
    от фразы зачеркнутой «я же люблю тебя, суку!»,
    от мира, залитого кровью женевской конвенции;
    он умер героем, но был искалечен в Венеции.

    Затем, уповая на милость суда городского,
    он выслал в Архангельск свое неподкупное слово;
    везли в тарантасе; урядник хамил для приличия;
    И скорбь мировая росла, как закон из обычая…
    Оковы звенели, и вдоль бесконечных обочин
    Стояли поэты – голодные все, между прочим…
    А прочие – гибли в подвалах, стреляя в Урицкого,
    Ведь право на смерть – посерьезнее правила римского…

    Слово – архангелам, телу – кровать в «Англетере»,
    Браунинг сунули в руку, и вышибли двери.
    Визжала уборщица пьяная, вспомнив объятия -
    Она ведь была понятая, да, жаль, без понятия…
    Его конвоиры зарезали – прямо в постели;
    Молчала Полонская; Лиля и Осип свистели;
    И ночь развернулась как свиток, где текст без концовочки,
    Такой, чтобы девочки в белом, и мальчик в обновочке…

    Его задушила прохожая – из любопытства,
    Случайная женская рифма, принцесса бесстыдства…
    Его погубила зима, сединой убеленная,
    Его отравила Венеция – водка паленая…
    Он выжил, конечно, а умер позднее, как гений,
    В бреду поминая недобро весь сонм поколений,
    Его убивавший годами, бейсбольными битами,
    Улыбками злыми, шарфами, руками немытыми…

    Легко поэту живется, а умирается – легче…
    Родился немым и нескладным, а умер – почти как певчий.
    Страдал искривленьем, а выглядел стройным, как линия
    Острова жизни и смерти, Василия имени…
    Его не убили в Венеции. Метили в небо.
    Он умер легко, и ни разу в Венеции не был…
    Стрелял из партера мазурик, в очечках, как Берия…
    Все думали, опера длится, а длилась империя…

    СЛОВЕСА
                               А. Г. Найману

    Куда ни глянь – повсюду словеса,
    Они роятся в воздухе и в дыме,
    Они звенят, тревожа небеса
    Неверными октавами своими.

    Они молчат, как ангелы, в ночи
    И крыльями трепещут, словно птицы,
    Их пичкают бессмертьем палачи,
    Невинной кровью пачкая страницы.

    Они живут… ну, ближе к потолку,
    В сиянии светильников Люмьера;
    Досталось им, несчастным, на веку
    От пишущего в стол легионера.

    О, сколько их! – и скверных, и святых
    Я выводил, подобно Моисею,
    Из тьмы черновиков, из запятых -
    В свободную, как рукопись, Расею.

    А сколько их осталось там, в песке,
    В земле сырой и в бурном океане…
    Сгорели синим пламенем в тоске,
    Рассеялись по миру как… славяне…

    Несчастные слова, творенья тьмы
    И света в золотящейся полоске…
    Да кто их различит теперь, как мы
    Их различали в каждом отголоске?

    И что они без нас? – ни дух, ни плоть,
    Абстракция из хаоса и хлама,
    Камней набор, из коего Господь
    Воздвиг себе потомство Авраама…


    ИВАН

    Махнул Иван через препоны,
    Как будто Брумель в цвете лет.
    Увы, проспали солдафоны
    Его рекордный пируэт.

    Преодолел предзонник мира,
    Упал в безбрежные снега,
    И отнялась у конвоира
    Его опорная нога.

    Беглец пронесся, к небу ближе,
    В сияньи всех прожекторов.
    Его стремительные лыжи
    Коснулись вскользь иных миров.
     
    Но в стыке времени и снега,
    В трясине блата и болот,
    Бойцы вэвэ и звезды неба
    Ивана взяли в оборот.

    Бойцы неслись на лыжах вострых,
    Мела пурга по склонам лет,
    И замирал весь мир в трех соснах
    Когда созвездья брали след.

    Они его свалили разом
    На рубеже добра и зла.
    Не мог ответить личный разум
    За коллективного козла.

    Его метелили всем взводом,
    Мелькали в звездах сапоги.
    Уж поглумились над народом
    Отдельно взятые враги!

    Его втоптали в снег пушистый
    На перекрестке всех времен,
    И хохотали, как фашисты,
    Бойцы Стрелец и Скорпион.



    Два письма Январцева Сугробову
    (из романа «ЛЕДЯНАЯ СТРАНА»)
    1.
    Друг мой, Сугробов, пишу издалёка,
    Здесь вечное лето.
    Здесь нам, как позорным волкам, одиноко…
    Читал ли ты Фета?

    Здесь времени нету, и слиты едино
    И звезды, и росы…
    Читал ли ты Блока? Ведь Катьку-б…
    Убили матросы.

    И многих они убивали штыками,
    Но нас не посмели.
    А помнишь, как небо - вздохнет облаками -
    И дремлет в метели?

    И мы, как бродяги, бредем гололедом -
    Ничто нам не любо.
    А помнишь, когда-то я пьяным уродам
    Читал Сологуба?

    Вот так-то, Сугробов… Ошиблись мы где-то,
    Не то мы читали…
    Учились, наверное, зря мы у Фета,
    По Блоку вздыхали.

    Идем спотыкаясь, не зная ночлега,
    О Боге – ни слова…
    Здесь вечное лето, а мы-то из снега,
    Птенцы Гумилева…
     
    И где-то далёко - окраина града,
    Сторонка родная,
    Родная, Сугробов, страна снегопада,
    Земля ледяная.

    2.

    Вот так, Сугробов… Кончилась зима...
    Сошла с ума проклятая природа,
    Пустеют в марте наши закрома -
    Ни хлеба там, ни бражки… Год от года
    Какой-то хлыщ бомбит все веселей
    Рабочего, колхозника, поэта…
    Я в феврале не досчитался дней -
    И в ночь всю ночь палил из пистолета.
    Уж лучше бы опять - снега, снега
    Засыпали до крыш и душ округу;
    В тебе, Сугробов, вижу я врага,
    Но будешь замерзать – подам как другу
    Ладонь свою – в ней вечное тепло,
    Она двенадцать женщин обнимала,
    Я вытащу тебя, снегам назло,
    Из самого смертельного провала…
    Ты не умрешь нигде и никогда,
    Ты не исчезнешь тенью между черни,
    Не пропадешь меж пил и пней труда,
    Под солнцем дней или во тьме вечерней...
    Давай, Сугробов, в мире ледяном
    Останемся до ангельского зова,
    И думать будем только об одном,
    А прочее, видать, не стоит слова…
    Не скажем никогда и никому –
    Куда несло нас в мировом угаре,
    В какую мы заглядывали тьму,
    Откуда мы возникли, Божьи твари…

    УТРО

    Я встану затемно, и мне Господь подаст
    Всего, что я просить уже не в силах -
    Он сам, Господь, от всех щедрот горазд
    Убогих оделять, больных и сирых.
    А я не сирый, даже не больной,
    Ну, чуть убог… Иное - исправимо.
    Чего просить мне? Крыльев за спиной?
    Тепла побольше да поменьше дыма?

    Земную твердь снегами замело,
    Следов не счесть, да к небу нету хода...
    Весь мир осел узором на стекло,
    И вместо смерти - вечная свобода.
    Чего уж тут выпрашивать, молить
    В безвременье, где даже век - минута.
    Я помолчу, мне незачем юлить
    Перед лицом Творца и Абсолюта.

    Мне незачем пенять на вся и всех,
    Шарахаться шагов и резких свистов,
    Я всех людей простил за глупый смех,
    Я даже раз просил за коммунистов,
    Но за себя? Нет прихоти чудней -
    Выпрашивать, теряясь в общем гаме,
    Того-сего... успехов, денег, дней -
    Огня не замечая под ногами...


    [Главная][Произведения][Авторы][Рейтинги] [Конференция][Заметки редактора][Регистрация][Чат]
    [Эмблема сайта][Фотогалерея][Архив рассылки][Голосования][Ссылки][FAQ][Статистика][Гостевая книга]
    [Дуэли][Сборники][Изданные книги][Издательство ЛАД][Нужды ТЕРМИтника][Правила][СамоНовости]
    Дизайн: [1][2][3][4][5][6]

    Рейтинг@Mail.ru
    © идея и программирование Termi 2 / ICQ 66188123
    © название Random & DaМайк; © дизайн Termi 2. История изменений
    Яндекс цитирования